Начало  |   Аналитика/Публикации  |   e-finance  |   e-business  |   e-payments  |   Форум  |   Cсылки  |   О проекте  |

 

Во всем виноваты стереотипы Новой экономики



Индекс Standard & Poor's 500 к настоящему моменту упал на 20% по сравнению с прошлым годом, что, согласно действующим правилам, является официальным началом «медвежьего» периода на рынке. Иными словами, сегодня даже самым твердолобым оптимистам должно стать ясно, что в экономике происходит что-то куда более серьезное, чем простая коррекция рынка акций high-tech.

То, что многие инвесторы предпочитали столь долгое время не замечать явных признаков замедления экономики, вызвано целым рядом факторов, которые, в первую очередь, связаны с сомнительными стереотипами, внедрившимися в сознание под прикрытием мифа о «Новой Экономике». Наиболее существенное влияние, безусловно, оказал тезис о независимости компаний high-tech от колебаний цикла деловой активности. Другая небесспорная посылка заключалась в том, что сокращение численности работников является положительным знаком, а уж никак не отрицательным, как это считалось традиционно. Почему? Потому, якобы, что сокращение численности рабочей силы отражает увеличение производительности, связанное с внедрением новых технологий, в то время как уволенные работники все равно рано или поздно найдут себе место. Короче говоря, компания, осуществляющая подобные меры, согласно новой системе ценностей должна была стать лакомым кусочком для любого уважающего себя инвестора. И, наконец, свою лепту внесло и извращение представлений относительно уровня безработицы. Низкий уровень безработицы, это хорошо или плохо? С точки зрения работяги, ищущего себе место, это хорошо; с точки зрения председателя ФРС Алана Гринспэна, усматривающего в этом дополнительный фактор инфляционного давления – плохо…

Сегодня все эти новые истины вновь оказались повернутыми на 180º. Теперь, как и в старые добрые времена, произведенное компанией массовое увольнение рабочих ведет к снижению доверия покупателей, ни в коей мере не способствуя росту цен на акции этой компании, в то время как существенный рост безработицы рассматривается как преддверие сокращения потребительских расходов. Тем не менее, несмотря на возвращение старых проверенных критериев оценки ситуации на рынке, проведение комплексного анализа в наши дни становится гораздо сложнее, чем когда бы то ни было.

Один из факторов, существенно усложнивших систему взаимоотношений между фондовым рынком и экономикой в целом, связан с резко выросшими размерами этого рынка. Сегодня половина американских семей владеет акциями как напрямую, так и через инвестиционные компании открытого типа, и в течение нескольких последних лет эти инвесторы рассматривали принадлежащие им акции как альтернативный способ накопления сбережений. В свою очередь, это вело к тому, что фактически эти люди откладывали меньше, чем обычно, средств из своего заработка, дополнительно поддерживая рост потребительских расходов. «Сегодня 10%-е повышение или понижение фондового рынка оказывает в четыре раза более сильное воздействие, чем это было 10 лет назад. В наши дни положение дел на рынке оказывает столь же сильное воздействие на благосостояние отдельного индивида, как и величина процентных ставок», - отмечает главный экономист компании Lehman Brothers Этан Харрис.

Очевидно, что г-н Гринспэн знаком с этим феноменом куда лучше любого из нас, ибо ни один шеф ФРС до него не уделял столько внимания взаимосвязям между положением дел на фондовом рынке и денежной политикой. В то же время, взаимоотношения между ФРС и Уолл-Стрит в последнее время стали чрезвычайно сложными, существенно затрудняя оценку того эффекта, который должна оказать та или иная новость на положение дел в экономике. По словам г-на Харриса, «…услышав очередную новость сегодня, тебе приходится не раз и не два задуматься о том, как ее воспринимать: то ли как повод для беспокойства из-за дальнейшего падения доходов, то ли как повод для радости за очередной успех ФРС в смягчении денежной политики». Подобные несостыковки между интересами фондового рынка и положением экономики в целом впервые проявились еще прошлым летом, когда после новостей о завершении цикла сдерживания экономики рынок пошел вверх. При этом полностью игнорировался тот факт, что ФРС прекратило применение жестких мер потому, что она, наконец, добилась того замедления экономики, к которому и стремилась, что в конечном итоге неизбежно должно было вызвать (и вызвало) падение доходов.

Тем не менее, вера инвесторов в Новую Экономику оказалась столь сильна, а те результаты, которые демонстрировал фондовый рынок в 1997-1999 гг., выглядели столь впечатляющими, что акции не потеряли своей привлекательности . «Человек, который откладывает $ 100 в месяц от своей зарплаты для игры на фондовом рынке, вряд ли станет заниматься реструктуризацией своего инвестиционного портфеля даже в том случае, если облигации обеспечивают явно больший доход, чем акции», - считает Марчи Россель, главный экономист в Oppenheimer Funds. Однако далеко не каждый инвестор может похвастаться подобной психологической устойчивостью: по словам представителя компании PaineWebber Трейси Эйхлер, «…один из моих клиентов решил продать все, так как он просто не мог смотреть как принадлежащие ему акции Texas Instruments падали день ото дня все ниже и ниже».

Означает ли, приход «медведей» на фондовый тынок то, что оттуда стоит убираться всем остальным? «Нет, - считает Марчи Россель: «медвежий век» не продлится долго, в то же время предоставляя инвесторам прекрасную возможность для выгодных приобретений». В поддержку этой точки зрения свидетельствуют и некоторые статистические данные, приводимые Эйхлер: «…фактически, цены на рынке опустились до того уровня, на котором они были 20 лет назад. Опыт показывает, что «медвежьему» рынку требовалось в среднем четыре с половиной месяца для того, чтобы достичь дна, т.е. процесс, начавшийся в декабре прошлого года, может завершиться уже к середине апреля».

Отнюдь не все аналитики придерживаются подобного оптимизма. Г-н Харрис из Lehman Brothers считает, что «…по всей видимости, в течение ближайших четырех или пяти месяцев экономические показатели, и, соответственно, доходы, будут оставаться на достаточно низком уровне. Кроме того, на этот раз восстановление рынка, скорее всего, примет не «V»-образный характер (т.е. быстрое восстановление после достижения минимума), а форму буквы «W». Определенный скачок на рынке может быть вызван дополнительными действиями ФРС».

"Business Week", 28.02.2001

Обратно к разделу "Новая Экономика"

 

Design, constructed and supported by Mike.Ramz